Новости

Новый поворот в деле Марьянова

2458
Фото из программы "Светская хроника", источник svetskaya-hronika.ru

Разбирательства по делу о смерти Дмитрия Марьянова продолжаются! Какой важный факт открылся на очередном заседании?

Дмитрий Марьянов ушёл из жизни почти три года назад. Свои последние дни он провёл в реабилитационном центре, где проходил курс лечения от алкогольной зависимости. Никто не ожидал, что весельчака и балагура Марьянова ждёт такой страшный конец.

«Он мучился, умирал в окружении незнакомых ему людей, наркоманов и алкоголиков, молил о помощи», – рассказывает адвокат семьи Марьяновых Виктория Крылова.

После смерти Дмитрия началась борьба за его наследство. Претендентов трое: вдова Марьянова Ксения Бик, его сын Даниил и отец Юрий Георгиевич. Ксения пыталась добавить в этот список свою дочь Анфису. Но суд дважды отказал признать девочку иждивенкой погибшего.

«Да, падчерицы и пасынки имеют право на свой кусок, но как наследники седьмой очереди, в случае отсутствия других», – поясняет адвокат.

Изначально делили две квартиры в Москве, автомобиль, два мотоцикла и несколько денежных счетов. Общая сумма – примерно 50 миллионов рублей. Но полгода назад Ксения решила, что ей полагается ещё и дача в Подмосковье. Женщина утверждает, что участок является совместно нажитым имуществом.

«Дача была зарегистрирована после заключения брака», – утверждает вдова.

Но семья Марьяновых с этим категорически не согласна.

«Совместно нажитое – это то, что наживают супруги совместно, тратя на это совместные средства, – говорит Виктория Крылова, – Это имущество было создано задолго до их брака. Но по формальным обстоятельствам право собственности Дмитрий оформил, когда он был женат на Ксении. Это ей позволило обратиться к нотариусу».

Дом в СНТ «Кинематографист» действительно был построен задолго до появления в жизни актёра Бик. Здесь должны были жить его родители. Но случилось горе – умерла мама Дмитрия. В тот момент дача стала для Юрия Георгиевича, отца Дмитрия, настоящим спасением.

«Когда мамы не стало, Дмитрий активизировался. Нужно было скорее увезти папу на воздух. Тут поделаешь что-то, здесь. И вроде бы человек немножко забывается, здоровье укрепляется. Нужно было его вывезти за город из той квартиры, где он проживал с женой», – рассказывает Крылова.

Адвокат семьи переживает: потеря участка, который так любит отец Марьянова, может стать для него страшным ударом!

«Он просто это всё не выдержит, – говорит Виктория, – Он ещё не оправился от того удара, и тут такое. Он плачет на могиле сына до сих пор. Такая утрата страшная. Пережить своих детей – страшнее не бывает».

Квартирами Дмитрия в данный момент распоряжается вдова. Одну из них она сдаёт, а во второй живёт. Правда, уже не одна. Женщина не скрывает: у неё новый роман.

«К счастью, мой молодой человек очень сильно меня поддерживает. Он новостной журналист», – говорит Ксения Бик.

Девушка делится: её нынешний избранник вдовец. У них много общего. И эти отношения помогли ей прийти в себя после тяжелой утраты.

«Пять лет назад он потерял любимую жену. Такие же отношения были потрясающие, как у меня с мужем. Нам друг другу ничего не надо объяснять», – говорит Бик.

Ксения заявляет: после гибели Дмитрия прошло достаточно времени. И она имеет право быть счастливой. В том числе, ради дочери.

«Я считаю, что женщина, которая растит девочку, не в праве носить знамя горя до конца своих дней. Я все ритуалы выдержала относительно порядка траура и посещения кладбища»,

говорит вдова Дмитрия Марьянова.

Одновременно с судом за наследство, идёт ещё один процесс. Против директора центра, где погиб Марьянов, Оксаны Богдановой, заведено уголовное дело по двум статьям: «Оказание медицинских услуг, не соответствующих правилам безопасности» и «Оставление в опасности». Суд несколько раз переносился из-за состояния здоровья обвиняемой.

«Оксана Ивановна села на больничный, потом его продлила. До этого ей в процессе неожиданно стало плохо, пришлось его прервать», – говорит адвокат Марьяновых.

Женщина свою вину не признаёт. Сама она с прессой не общается. За неё говорят адвокаты.

«Исходя из позиции стороны защиты, мы убеждены, что обвинение носит надуманный характер. Оксана Ивановна никогда не занималась деятельностью медицинских учреждений. Она занималась деятельностью реабилитационных центров, помогала людям, которые страдают той или иной формой зависимости», – говорит адвокат обвиняемой.

Но на очередном заседании вскрылось: Богданова всё-таки осуществляла медицинскую деятельность. И делала это незаконно.

«Ставились диагнозы, назначались лекарства. Контролировалось состояние пациента после применения тех или иных лекарств. Всё это являлось незаконным. И это имело риск причинения вреда жизни и здоровью. Ну, собственно говоря, что мы и видим», – говорит адвокат Марьяновых.

Допрошенные свидетели рассказывают одно и то же: Оксана единолично принимала все решения!

«Никто не вправе был вызвать скорую помощь без её ведома, назначить какой-то препарат. Оксана Ивановна ставила диагнозы Дмитрию вплоть до последнего дня, до 15 октября, считая, что она сама контролирует ситуацию и может в этой ситуации принимать какие-либо решения», – говорит адвокат.

По словам Виктории Крыловой, Богданова не просто отрицает свою вину. Она ведёт себя вызывающе.

«В промежутках между процессами я очень часто наблюдаю, как она улыбается, смеётся. И позволяет это себе делать в том числе и в здании суда. Я считаю, что это неуместно, некрасиво, это бесчеловечно», – полагает адвокат.

В том числе из-за такого поведения Оксаны, семьёй погибшего актёра было принято решение, что ни Даниил, ни Юрий Георгиевич на заседания приезжать не будут. Чтобы лишний раз не волноваться. Отец Марьянова продолжает жить на даче, а сын осваивает новую профессию. Он решил посвятить жизнь кино, как папа.

«Он поступил на высшие режиссёрские курсы. И в скором времени приступит к обучению. И я думаю, что вы увидите его работы», – говорит Виктория Крылова.

Недавно в СМИ появилась информация: якобы, Даниил Марьянов требует с Богдановой денежную компенсацию. Моральный ущерб от гибели отца молодой человек оценил в 30 миллионов рублей. Адвокат объясняет: Даниил не имеет корыстных целей. Это лишь мера усиления ответственности и дополнительный способ наказания.

«Суд, который рассматривает уголовное дело, будет рассматривать в том числе и гражданский иск. И любая сумма, которая будет удовлетворена, будет пущена на благотворительность. Пусть уж лучше детишки получат новые компьютеры. Или мы поможем больным детям, как решит Даниил. Но эти деньги пойдут на благое дело», – говорит Крылова.

Чем закончатся оба дела общественность узнает, видимо, нескоро. Впереди – опрос почти сотни свидетелей, десятки заседаний, новые подробности и скандалы. Ясно одно – все стороны настроены решительно. И не собираются сдаваться.