Новости

Звёзды рассказали о пережитом насилии

1033
Фото с сайта instagram.com, пользователь @malinovskaya_tv

Скандал с Региной Тодоренко вскрыл неприятную для всех правду.

Телеведущая, неосторожно высказавшись о жертвах домашнего насилия, сама того не подозревая, подняла волну откровений со стороны звёзд, переживших насилие в детстве и в юности. Как признаётся сама Регина, девушки со всех концов света стали присылать ей в директ свои трагичные истории, и только тогда она поняла масштаб катастрофы. В своём извинении Регина также намекнула, что и в её жизни было нечто страшное, о чём она пока не готова рассказывать.

Став триггером, Регина побудила других знаменитостей поведать о страшных историях своей жизни, одной из них стала Маша Малиновская.
«Я пережила сексуальное насилие в детстве. И это был мой первый сексуальный опыт, – написала Малиновская в блоге, – Я не сделала ничего, чтобы спровоцировать насильника. Я просто возвращалась домой из школы со своей одноклассницей, когда нас затащили в машину и отвезли в лес. Почему это произошло? Потому что его в детстве не научили, ему осталось только действие? Я вот много раз задавалась вопросом, а что я сделала, чтобы он меня не бил и не насиловал, и поняла что: я просто не смогла вырваться и убежать».

Анна Седокова призналась, что в детстве её не били, так как папа просто-напросто ушёл из семьи. Однако будущая певица каждый день слышала, как плачут девочки-соседки, которым доставалось от родителей. А позже, в 21 год, Аня и сама стала жертвой абьюзера, которым оказался её собственный муж.

«Даже сейчас меня каждый день осуждают за то, что я в 21 год сделала выбор и ушла от того, кто унижал меня. Меня останавливала даже собственная мама»,

призналась Седокова.

Не повезло с возлюбленным и Юлии Прошуте. Участница «Фабрики звёзд» больше двух лет жила с мужчиной, который её унижал и бил. Однажды он ударил её кулаком в живот сразу после того, как певица перенесла операцию по удалению аппендицита.

«Я решила бежать. Без телефона, сумки, ключей от машины, которые он у меня вырвал, – вспоминает Прошута, – Шёл третий год наших отношений. Третий год в коробке страха и отчаяния. Без возможности искать и найти защиту и выход. Я была запугана до костей. В моей семье никогда не было рукоприкладства. Поэтому я не знала, что оно не лечится мудрым словом и кротким взглядом. Что его нельзя прощать».